Новости

Детское техно

Детское техно

Как родители прокладывают детям дорогу в «золотой миллиард»

Рынок детского образования вооружился роботами. "Секрет фирмы" выяснил, как бизнес зарабатывает на стремлении родителей купить детям место в техноэлите будущего.

Текст: Константин Бочарский

Четверть века назад психолог Андерс Эриксон с коллегами обнаружил, что все исследуемые им музыканты-виртуозы потратили на занятия не менее 10 тыс. часов, и именно эти 10 тыс. часов были единственным, что отличало их от других детей, не достигших успеха. Правило "10 тыс. часов" прижилось в самых разных отраслях. Но если лифты к успеху едут с одинаковой скоростью, выигрывает тот, кто сядет в него первым. Легендарный инвестор Марк Андрессен заметил, что большинству перспективных технарей, которых он встречает, 22 года. С учетом правила "10 тыс. часов" это означает, что программировать, заниматься с электронными девайсами и механизмами они начали еще в начальной школе. "Вряд ли вы можете заняться строительством мостов в десять лет",— смеется Андрессен. А программированием или робототехникой — пожалуйста.

Детский интерес к технике умножается на энтузиазм родителей. Чтобы стать миллионером в 25 лет, можно стремиться стать кинозвездой, а можно "запилить" стартап. Менее амбициозным технологическая сфера предлагает растущий спрос на рынке труда и уровень зарплат выше среднего по рынку.

В США запущена программа Code.org, направленная на массовое обучение детей программированию. Государства разрабатывают программы, упрощающие иммиграцию для технарей и создавая условия для запуска ИТ-стартапов. Даже в массовой культуре — от телесериалов до стиля одежды — культ гиков.

Россия тоже декларирует включение в эту гонку: в августе нынешнего года глава Минкомсвязи России Николай Никифоров заявил, что России нужен "1 млн программистов", тогда как сейчас их количество втрое меньше. "Для родителей главный драйвер — рынок. Он быстро растет, и на нем дикий спрос на программистов",— говорит Роман Гордеев, программист, ведущий смены в детском лагере "Никола-Ленивец". Два года назад лагерь, специализирующийся на творчестве, добавил в свои смены программирование и робототехнику.

Взрывной рост технологической инфраструктуры увеличивает спрос на тех, кто будет ее поддерживать и развивать. Уже в этом десятилетии технократия может окончательно превратиться в элиту современного общества. Но чтобы попасть в нее, недостаточно окончить инженерный факультет. Рынок поощряет тех, кто начинал программировать с шести лет или собирал после школы собственного дрона.

42 млн человек зарегистрировались на сайте глобального проекта Code.org, цель которого — вовлечь в изучение языков программирования школьников. Программа представлена в 38 тыс. классах

Одноразовая наука

"Сегодня планшет, компьютер, телефон есть практически у каждого ребенка. А вот установки Теслы или комнаты с оптическими иллюзиями дома нет ни у кого. Это новинка, эксклюзив, и будет оставаться им еще долго",— говорит Антон Захаров, научный консультант интерактивного музея "Экспериментаниум".

Захаров проводит черту между технической и научной тематикой в детском образовании. "Экспериментаниум" — про науку. Здесь есть устройства, демонстрирующие законы механики, химии и физики. "Вы зря видите в нас новую версию школы,— отмахивается от попыток поговорить на тему образовательной роли интерактивных музеев Захаров.— "Экспериментаниум" образованием не занимается. Я бы хотел, чтобы мы доросли до этого, но пока мы никого не учим. К нам дети приходят разово. Даже если они придут несколько раз, мы все равно не школа. Учитель не может работать с бесконечным количеством учеников".

Детский код. Детские клубы предлагают детям навыки в программировании и робототехнике, а родителям — мечту о будущем преуспевании ребенка

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Вложившись в площади и экспонаты, "Экспериментаниум" зарабатывает на потоке, проводя по четыре экскурсии в час. В таком режиме не до длинных образовательных программ, порой нет времени задерживаться у экспонатов. Однако музей планирует расширяться: в 2015 году компания собирается открыть по соседству второй музей (предполагается, что это будет музей биологии). "Экспериментаниум" хочет также проводить выездные мероприятия на чужих площадках — выставках и фестивалях. За год он делает их около 40. А еще присматривается к рынку летних лагерей, второй год сотрудничая с лагерем "Нанокэмп", который проводится в Подмосковье крупным организатором детских лагерей — компанией "Компьютеркэмп".

Свои бизнес-показатели "Экспериментаниум" не раскрывает, но масштаб деятельности музея оценить можно: в будни учебного сезона с экскурсиями его посещают около 700 человек в день. При стоимости участия в экскурсии 400 руб. это около 70 млн руб. Билет на самостоятельное посещение стоит 350 руб. в будний день и 450 руб. в выходные. В сумме получается не менее 100 млн руб. в год.

Однако на рынок "Экспериментаниума" выходит могущественный соперник. 10 млрд руб. выделено государством на реконструкцию Политехнического музея, который значительную часть своей деятельности планирует посвятить детской аудитории.

Пока главное здание музея находится на реконструкции, детские научные лаборатории — химии, физики, биологии и др.— открыты в Культурном центре ЗИЛ. Еще один проект Политеха — "Университет детей", в котором обучаются 600 детей. "Мы хотим рассказывать про науку, а не про предметы, обучать, а не развлекать",— рассказывала директор Политехнического музея Юлия Шахновская в интервью СФ (см. СФ N9/2014).

 

Умный рынок 

STEM — акроним Science, Technology, Engineering, Mathematics, которым обозначают сферу занятости научно-технического персонала. Глобальная компания по управлению персоналом Kelly Services изучила один из самых горячих и масштабных STEM-рынков в мире — США — и выяснила, что уже сегодня средний годовой доход работников STEM вдвое выше, чем в среднем по рынку ($77 850 против $43 460). К 2020 году, когда сегодняшние старшеклассники выйдут на рынок труда, самыми горячими секторами STEM станут биомедицинский (количество рабочих мест здесь вырастет на 60%) и ИТ-сектор (около 30%). Всего же только рынок США создаст в ближайшие пять лет для STEM-специалистов 200 тыс. рабочих мест. При этом по концентрации научно-технического персонала США занимают лишь 11-е место в мире.

Личинки инженеров

"Если бы такой клуб был в моем детстве, я бы жил там",— говорит Юрий Васильев, руководитель томского ЦМИТ "Дружба". Но первую группу детей он все же набрал с трудом. "Сегодня детские интересы начинаются и заканчиваются в компьютере. А у нас — железяки, роботы",— сетует Васильев.

ЦМИТ — это центры молодежного инновационного творчества. Преемники былых станций юных техников, но с начинкой из недалекого будущего. Близкие родственники западных "фаблабов" — мастерских, начиненных 3D-принтерами, лазерными резаками, оборудованием для быстрого прототипирования и цифрового производства. Здесь проверяют гипотезы и воплощают идеи. По программе Минэкономразвития в России работают около 60 таких центров. Средства на открытие и часть операционного финансирования, как правило, идут из госбюджета. Так, стоимость оборудования российских фаблабов — от 4 млн до 8 млн руб. Оборудование "Дружбы", по словам Васильева, обошлось в 7 млн руб.

У каждого центра в зависимости от интересов организаторов есть специализация. У "Дружбы" это робототехника. "Главное в нашей аббревиатуре — буква Т — "творчество",— говорит Васильев.— Вот что мы хотим получить от детей. Чтобы не просто скачивали модельки из интернета, а придумывали свое". Главный образовательный продукт центра — "Школа цифровых технологий". У робототехники много составляющих: проектирование, программирование, электроника. Но порой приходится начинать с азов. "Как-то одному из наших детей надо было выпилить заготовку: он взял ножовку, положил лист пластика на колено и стал пилить. Пришлось показывать, как обращаться с ножовкой".

Сейчас в ЦМИТ занимаются около 50 детей, Юрий ожидает, что их количество возрастет до 100. Костяк — дети с пятого по седьмой класс. Но удалось сформировать и две группы "Робототехники для самых маленьких" (от четырех до семи лет) — по 15 человек. "Мы идейные противники Lego,— говорит Васильев.— У Lego классная методическая база. Но она начинается и заканчивается в Lego. Ты просто покупаешь один конструктор, потом другой. А мы хотим идти дальше".

По словам Васильева, занятия в таких центрах превращаются в полноценное параллельное образование: "Дети, которые выходят от нас,— это не просто личинка инженера, это полноценные молодые специалисты. Они способны придумать, разработать и выпустить новые продукты. К нам сейчас ходит мальчик, который делает робота телеприсутствия для своего друга-инвалида. Он хочет, чтобы этот робот мог ходить в школу за него, путешествовать там по классам. Он очень упорно работает. Думаю, к концу года закончит".

559 клубов открыто по франшизе Bricks 4 Kidz — самой крупной в мире сети детских клубов с фокусом на инженерное творчество. Она построена вокруг использования конструкторов Lego

Московский бит

"Российские юристы и финансисты на мировом рынке не "звездят". А программисты вполне конкурентоспособны,— говорит Михаил Каптюг, сооснователь проекта "Умная Москва".— Сейчас у людей есть деньги и понимание, что надо вкладывать их в детей. Все больше людей понимают, что лучшая пенсия — образованные дети".

Сейчас в России беби-бум, Москва — огромный рынок. И пока на нем мало игроков, уверен Михаил. Но, запуская год назад проект "Умная Москва", партнеры планировали его как лекторий для взрослых. Проводили лекции по страноведению, истории, искусству. Дела шли неплохо. "Однажды мы сели с Михаилом Кнеллером, вторым учредителем, придумывать программу мероприятия, посвященного Италии: опера, язык, география. Обсуждение шло сложно. У меня образование — химфак. И я как-то обронил: "Делали бы День химии, а не Италии, тогда все было бы понятно",— вспоминает Каптюг.— Так и сделали, поначалу тоже для взрослых. Но 90% посетителей пришли с детьми. Взрослые часто считают, что им уже поздно слушать про ГМО. Но хотят, чтобы это послушали дети".

Сейчас 90% оборота "Умной Москвы" приходится на детские мероприятия. В 2014 году ожидается около 15 млн руб. выручки. За год оборот проекта утроился. "Это обратное движение маятника,— считает Каптюг.— В Советском Союзе было много научпопа, кружки, Дома пионеров. В 1990-е годы государство ушло из этой ниши, но дети не перестали интересоваться наукой и техникой".

С сентября прошлого года по сентябрь этого через мероприятия "Умной Москвы" прошли около 7 тыс. детей. "Какие успешные российские несырьевые компании на мировом рынке вы знаете? Первыми на ум придут "Яндекс", "Касперский"",— говорит Каптюг. По его мнению, это объясняет, зачем родители записывают детей в технические клубы. "Бытует мнение, что современные дети — потерянное поколение: мол, сидят за компьютерами, не читают, ничем не интересуются. Но сейчас средний уровень детей выше, чем когда бы то ни было. Я в девять лет не знал, что такое ДНК. И в отличие от многих из них не умел программировать".

Самые умные. Проект "Умная Москва" Михаила Кнеллера и Михаила Каптюга — начался как лекторий для взрослых, а стал детским образовательным хеппенингом

Фото: Григорий Собченко, Коммерсантъ

Робокид

Павел Биленко 12 лет занимался промышленным машиностроением, пройдя путь от инженера до начальника департамента крупного холдинга. Получил EMBA в Сколково. А в результате открыл с женой в Калуге детский клуб. Но это не форма дауншифтинга. "На выездных модулях Сколково я исследовал тему детских клубов, специализирующихся на науке и технологиях, в Китае и США. В США есть четыре крупнейшие технические образовательные франшизы. Они растут, ежегодно открывая по 10-15 центров, развиваясь глобально",— говорит он. Чтобы стартовать быстрее, Биленко тоже купил франшизу, но российскую — компании "Бэби-клуб", предлагающей программы раннего развития. Окупая затраты на традиционных программах раннего развития, Биленко с командой растит и собственный бренд — детский научно-технический клуб "Фабинка".

"Слово "образование" надо использовать аккуратно,— говорит Биленко.— "Образование" — консервативное понятие, викторианское, скучное. А в таких клубах в первую очередь продается веселье". Именно так, по его словам, подобные клубы преподносят себя во всем мире: "Компания BMW звонит потенциальному клиенту и приглашает его на тест-драйв. Но клиент хочет провести выходные с семьей. Тогда компания звонит в клуб и заказывает детский праздник с конструированием машин, роботов и программируемых гаджетов. Проводят праздник в автосалоне. Дети занимаются, родители — на тест-драйв". В России такая форма маркетинга пока не развита, считает Биленко. В США крупнейшие сети детских научно-технических клубов — Computer Explorers, Engineering for Kids, Bricks 4 Kidz, High Touch High Tech — насчитывают от 60 до 100 точек. В России таких пока ноль. Мечта Биленко — построить аналогичную сеть и продавать франшизу детского научно-технического клуба.

В программе "Фабинки" три ключевые составляющие: развлекательное программирование, для которого используется, например, такая среда, как Scratch; развлекательная электроника — наборы, с помощью которых можно собирать программируемые устройства; робототехника с напечатанными на 3D-принтерах деталями. Оборудование — наборы конструкторов с компонентами электроники и робототехники — Биленко привез из Калифорнии (в России такие, по его словам, пока не производятся).

Калугу, а не Москву выпускник Сколково выбрал из экономии. "Я посчитал, что открытие клуба в Москве обошлось бы в 15-16 раз дороже. В Калуге мы нашли помещение стоимостью $200 за квадратный метр в год, в Москве оно обошлось бы от $1,5 тыс.",— подсчитывает Биленко. Клуб открыли 1 марта, в июле он стал прибыльным. "Мы единственный клуб такого типа в регионе. Снимаем сливки,— радуется правильному решению Биленко.— У меня и сын, и дочь без ума от роботов. Дочь до сих пор не может определиться, считать их одушевленными или нет. Они им суп и кашки готовят. Прическу из проводов делают, чтобы красиво было". Биленко считает, что, наблюдая за играми его детей с роботами, он видит зарождение большой новой волны: "Я думаю, не так уж далеки времена, когда у каждого ребенка будет собственный робот в качестве обязательной игрушки. И дети станут, например, устраивать чемпионаты роботов на переменах в школе. А значит, они будут ходить в наши клубы".

1 млрд просмотров на YouTube у мультсериала "Фиксики". Проект, где объясняют устройство и принцип работы домашней техники, по данным создателей сериала, смотрят 95% детей в возрасте от пяти до десяти лет

Генератор науки

"Цель детского лагеря "Никола-Ленивец" — возможность детям раскрыть себя через творчество",— говорит Петр Федин, куратор смены "Медиа, арт и технологии" лета 2014 года. "Никола-Ленивец" — архитектурный парк в Калужской области, на территории которого второй год организуется детский лагерь. Здесь балом правили изящ-ные искусства, задача Федина была добавить инженерные дисциплины.

"Есть расчеты, что в современном мире больше всего роботов не у промпредприятий, не у взрослых, а у детей",— говорит Федин. Обладание технологиями мотивирует создавать. Мотивацию с удовольствием поддерживают родители. "Большинство родителей, с которыми я общался, стремятся к всестороннему развитию детей,— говорит Алексей Перепелкин, ведущий занятий по робототехнике.— У них после роботов будет музыкальная школа или рисование. Но есть и те, кто видят в этих занятиях начало пути в ИТ-отрасль. А ребята постарше и вовсе примеряют на себя роль героев — стартаперов из прессы".

Результат робототехнической мастерской — несложные гаджеты, которые автоматизировали что-то из повседневной жизни, например намазыватель масла на бутерброд или мини-пожаротушитель для костра.

"Нынешний тренд — упрощение входа в технологии. Раньше для обучения детей использовали специальные обу-чающие продукты, например язык Scratch, мы же решили взять сразу реальные "взрослые" технологии",— говорит Роман Гордеев, ведущий занятий по программированию в "Николе-Ленивце". Гордеев выбрал для обучения программированию JavaScript: "Это сложный язык. Но он позволяет быстро стартовать и быстро получить первые реальные результаты. Ввел несколько строк кода, появился квадратик, ввел еще — он начал двигаться. Детей радует связь между действием и результатом. Как только ребенок видит это, он тут же включается". На мастерской Гордеева дети разрабатывали игры, для которых использовали только что освоенные программные трюки: рисовали геометрическую фигуру, заставляли ее двигаться. "И что бы вы думали? — вспоминает Гордеев.— Они создали "генератор абстрактного искусства"".

Сергей Мухаметов, основатель сети образовательных лагерей "Компьютеркэмп":

— Мы с коллегами создавали первые в России детские компьютерные курсы и научно-технические лагеря в начале 1990-х, сейчас я занимаюсь популяризацией науки среди молодежи в Германии. На Западе государство и многочисленные фонды поддерживают мощнейшую систему детского научно-технического образования. В России же главный драйвер этого рынка — родители. Запихнуть в голову ребенку все, что можно,— чисто российский феномен. Это естественная реакция на размытую картину будущего. Большинство подобных проектов на Западе государственные, относительно недорогие, часто бесплатные. В России этой сферой — от детских студий до научно-технических музеев по настоящему занимается только бизнес. И пока дело обстоит так — это большой бизнес. Однако в будущем государство обязательно выйдет на этот рынок, потому что так устроено во всем мире.

 


Комментарии

Только зарегистрированые пользователи могут оставлять коментарии.